Перейти к содержимому






Фотография

Портрет времени

Написано Nepanov, 08 August 2023 · 224 просмотров

НЕИЗВЕСТНАЯ РОЛЬ ИРИНЫ МИРОШНИЧЕНКО

Ирина Мирошниченко – народная артистка РФ, известная актриса театра и кино. Но есть у Ирины Петровны одна неизвестная поклонникам роль, которую она взяла на себя двадцать лет назад – председатель ЖСК. О ней – разговор с популярной артисткой.

Этот дом на Тверской называется «50 лет МХАТ» и построен по специальному указу Сталина в 1952 году. Идея, конечно же, созвучна тому времени: поселить здесь творческих работников Художественного театра. Обратите внимание, кто были застройщики: Алла Константиновна Тарасова, Алексей Николаевич Грибов, Клавдия Николаевна Еланская. Были среди них музыканты Большого театра, писатели, художники – короче говоря, обитатели дома – исключительно творческие люди.
Поселилась я в доме в 1974 году. К тому времени большинство его жителей были уже далеко не молодые люди. Да и дом не отличался особым уютом. А если называть вещи своими именами, то в доме том царили нищета и разруха: вечный холод и сырость, все обветшало и сгнило, старые люди простужены – ведь отапливался дом собственной котельной, а кочегары – Ваня с Колей – естественно, трезвыми не бывали. Свой хозрасчет. Никаких дотаций. Единственная отрада – вахтер. И как только я увидела все эти «прелести», то поняла: если сейчас же не возьмусь за дело – из этого дома придется уехать. И знаете, начала с того, что пошла в Моссовет и попросила провести к дому горячую воду. И добилась – мне проложили отдельную ветку!..
- Но, Ирина Петровна, мы видим вас на сцене и в кино: вы делаете все с удовольствием, а какое же удовольствие – менять старые трубы и газовые колонки, чинить подъезды да латать дырявую крышу?..
- А вот, представьте себе – удовольствие! Я – актриса, и в силу профессии должна быть всегда на виду, всегда первой, всегда побеждать. И я стараюсь из любой ситуации выходить победительницей. Даже если мне досталась трудная роль, или ее надо сделать в экстремальный срок, я делаю так, чтобы все было в лучшем виде. И хотя, как вы понимаете, это качество связано с профессией, проявиться может не только на сцене, но и в быту. И потом, когда я была еще совсем юна, говорила мне мама: под лежачий камень вода не течет. Я эту поговорку запомнила на всю жизнь, и следую ей всегда. И побеждаю. А победа – это удовольствие!..
- Итак, в доме тепло – первая победа. Что было потом?
- Как только в доме стало тепло, я поняла, что должна заниматься им дальше! Ведь мне нужно, чтоб здесь было просто хорошо – вот и все мои побудительные мотивы. И в 1982 году я стала председателем правления ЖСК. Соответственно, все правление – мои единомышленники. И так оно пошло-поехало. Я выкупила в подвале квартиру, она стала нашей собственностью, и мы начали ее сдавать. А на вырученные деньги – жить: чинить, латать, приводить в божеский вид все наше обветшавшее хозяйство. Я очень долго держала копеечную квартплату для всего дома. У меня абсолютно прозрачная бухгалтерия…
- Похоже, вы вошли в рынок и начали реформу еще до всяких там «перестроек» и «переходов»…
- Абсолютно! С той самой поры мы стали независимы – государство в государстве. Все делали сами. Больше того, уже тогда я закрыла все, что можно, на замки – у меня ни в подвал, ни на чердак никто не войдет. А как я ругаюсь с рабочими – это притча во языцех. Ко мне, ведь, просто так прийти со стремянкой – «я тут пришел чего-то чинить» – нельзя! На порог не пущу, и никто не пустит. Пока не будет нужных предписаний и разрешений, пока не выясню, для чего пришел человек, – ко мне никто не войдет. В этом, кстати, мне помогает аренда земли, которую мы получили на 25 лет – плюс полтора метра от стены дома. Как только кто-то подъезжает и начинает там рыть – откуда бы я ни ехала: с концерта ли расфуфыренная или в домашнем виде, – я тут же – по газам и набегаю немедленно. Выхожу: «Это вы что тут мне устроили? На основании чего роете? Покажите документы!» Только так! Я это делала раньше, делаю и сейчас. Просто прийти ковыряться, копать, ломать – не позволяю!
А сколько сражений у меня было с РЭУ, когда от него зависело наше отопление! Однажды я подняла их начальника в три часа ночи! У нас весь дом мерзнет, наверху люди схватили воспаление легких, и сама я лежу под тремя одеялами, а он все отключил, и спит! Как говорится, убить готова была…
Или, вот: вы упомянули газовые колонки, а я вспомнила, какая у меня была война с газовиками.
Однажды мне приносят типовое предписание на вынос газопровода из подвала. Хорошее дело! Но во что вылилось? Как всегда, у нас поток, как всегда – все по шаблону. Смотрю проект и вижу: на оригинальном, расположенном в самом центре города здании – по фасаду, по всему периметру! – безобразные трубы. И я сказала: «Этого не будет! Сделайте мне другой проект». Мне – в ответ: «Не будем – это типовой». Я, в свою очередь: «Сделайте другой». Так я воевала почти год. И, знаете, это был не женский каприз, не желание соблюсти красоту и архитектурный стиль – один из моих главных доводов был таков: открытый, на виду газопровод – приманка для варвара: придет в голову шальная мысль – железной палкой по газовой трубе! – изуродует, и будет утечка. Что дальше? Взрыв? Твердила об этом без конца. Меня не слушали: подумаешь, утечка! Не знаю, чем они руководствовались, – только я настояла. И победила. Вынос сделали по специальному проекту. Пришли смекалистые люди и смонтировали так, что на улице у меня только полтора метра магистральной трубы – все остальное внутри, под замком. Как видите, ничего невозможного нет.
И тут, наверное, – самое время признаться: я стала получать внутреннее удовлетворение оттого, что вижу плоды своего труда: войдите сегодня в наш дом и посмотрите, как мы все устроили. Многие гости просто не понимают, куда они попали: то ли в банк, то ли в жилой дом. Не хочу сказать: у нас шикарно – просто чисто, скромно и хорошо. И это очень важно для нас…
- Ирина Петровна, нисколько не сомневаюсь в том, что, как только жильцы дома обнаружили в своем председателе сильную женщину и руководителя, то воленс-ноленс должны были потянуться к вам «под крыло» – со своими бедами и жалобами…
- Потянулись – но я это спокойно несу уже многие годы. Первый звонок утром вахтеру: как дела? все ли в доме в порядке? Потому что все домочадцы – кроме, конечно, «новых русских», которые въехали и создают мне большую головную боль, – как одна семья. Если кому-то плохо, то первая бегу и вызывать «скорую помощь». И первая помогаю. Одного, другого так спасали. Спасали так и Татьяну Николаевну Брагину, вдову Вильгельма Вениаминовича Левика, изумительного переводчика, переведшего всего Шекспира, всю зарубежную драматургию. Но, к сожалению, годы неумолимы – она умерла от старости. Действительно, со всеми вопросами обитатели дома обращаются ко мне: вплоть до того, как сохранить библиотеку, как сделать ремонт…
- Как к маме…
- Извините, но я для них – девочка. У нас наверху живет адмирал – ему 97 лет. Но первый звонок он всегда делает Ирине Петровне. И, по большому счету, мне это дорого. Конечно, и я ругаюсь, скандалю, но только потому, что порядок в доме – для меня главное. Мне нравится достойный образ жизни. И все, кто живет рядом со мной, думают также. И когда я вижу, что всем им хорошо, для меня это – большая радость. И, поверьте, я это говорю совершенно искренне…
- Ирина Петровна, а что больше помогает: ваш характер или ваше имя?
- Думаю, то и другое, но, прежде всего, характер. Одним только именем горы не свернуть. И я все время загружаю себя работой, забиваю себя в сумасшедший ритм. Я могу жаловаться, стонать, как я устала, как мне плохо, но я не хочу из этого ритма выходить. Если я за что-то берусь, то должна это довести до конца. Даже если мне скажут, что стена непреодолима – все равно надо ее пробивать: уж, коль скоро мне это необходимо сделать, буду идти до победного конца…
Так случилось и с моим домом. Мне хотелось сделать его уютным и красивым – и я сделала это! И очень горжусь!
И еще скажу: эти двадцать лет утвердили меня в простой истине: к каждому дому надо подходить также индивидуально, как к человеку. Дом – наша обитель – должен иметь свое лицо. Да, понимаю, это пока очень трудно сделать с нашим-то коммунальным хозяйством. Но, тем не менее, надо настраиваться только на такую волну, на такую работу. Тогда Москва станет многоликим, прекрасным городом; станет, если хотите, штучным и уникальным творением наших рук…
Все! Спасибо – меня ждет сцена…
- И ваш дом – на Тверской…

Василий Дворыкин

(«Московская среда», 2002г.)





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Новые комментарии