Перейти к содержимому






Фотография

Портрет времени

Написано Nepanov, 28 July 2023 · 240 просмотров

НИЛУСЫ XX ВЕКА

На страницах "Информационного бюллетеня" своими мыслями об антисемитизме уже поделились философ и психолог. Сегодня наш собеседник - кандидат медицинских наук, член независимой психиатрической ассоциации Давид Абрамович Черняховский /Москва/. Беседует с ним - ведущий рубрики Леонид Говзман.

Д.Ч.: Прежде всего, я бы хотел сказать, что меня интересует корреляция между личной паранойей, то есть, клиническим, патологическим состоянием, и паранойей социальной, то есть, неким социальным "умалишением". Я убедился в том, что есть некие сходные черты у конкретного больного и у некоего "движения". В частности, у конкретного больного, у которого имеется бред преследования жидо-масонами и у шовинистического движения, которое предполагает, что надо бороться с жидо-масонами, с евреями, поскольку они вредят. То есть, речь идет о психопатологии отдельной личности и патологических чертах целого движения.
Приведу конкретный пример. Передо мной записи о пациенте.
Я консультировал в одном из психиатрических диспансеров Москвы. Подъехав к нему, сразу же обратил внимание на человека, который неотрывно смотрел на меня краем глаза, но, в то же самое время всячески старался сделать вид, что ко мне он не имеет никакого отношения. Это напоминало поведение ребенка, который прячет голову под подушку и ему кажется, что его никто не видит. Я подумал, что он не сразу решится прийти ко мне, и не ошибся. Отпустив, знакомых мне больных, я вскоре услышал робкие шаги за дверью. Человек потоптался на месте, замер и, видимо, набравшись смелости, постучал и вошел. Это был тот, на кого я обратил внимание у диспансера. Его глаза выражали страх. Тем не менее, первые слова его были решительными. Он говорил громко, стараясь заглушить внутренний страх. Он сказал, что сознательно рискует жизнью, обращаясь ко мне, но обстоятельства загнали его в угол; разговор с психиатром, конечно, не решит ситуацию, но в этом есть, как он выразился, иллюзия надежды. Но, прежде чем ввести меня в курс дела, он просит меня снять халат. Я тут же выполнил его просьбу. Он сказал, что этого недостаточно, что ему нужно мой халат проверить. Он взял халат, разложил его на столе. Руки его дрожали. Попросил меня включить настольную лампу, так как ему нужно посмотреть халат на просвет. Когда я выполнил его просьбу, он стал внимательно изучать этот халат - перемещать его перед лампой. Внезапно он побледнел, бросил халат на стол и заявил: "Я так и знал! Разговор у нас не состоится! Очень жаль. У пеня была надежда, я слышал, что вы неплохой врач". На вопрос, что мешает разговору, ответил: "Вы сами прекрасно знаете!" Говоря это, он ткнул пальцем в халат: "Я обнаружил точное доказательство, что вы принадлежите к масонам. Вы прекрасно знаете, что именно вы, сионисты-масоны, организовали охоту за моей головой. На вашем халате имеется преступный масонский знак".
За несколько дней до этого я случайно зацепился за острую дверную ручку и продырявил халат. Старенькая санитарка тут же заштопала дырку. Штопка получилась аккуратной и, если напоминала какую-то фигуру, то, скорее всего, круг.
Посетитель не принял мои возражения. Он заявил: "Этот круг свидетельствует только о коварной маскировке, и есть не что иное, как "звезда Давида" - знак масонов". Он встал, осуждающе взглянул ю меня. Я понял, что бесполезно его переубеждать, но сказал, что как профессионал имею достаточно оснований предполагать, что он нуждается в моей помощи и нам необходимо побеседовать. Поскольку о» решительно направился к двери, я успел только сказать, что буду принимать ровно через неделю.
Через неделю с облегчением увидел, что он не исчез. На сей раз он стоял вдали от диспансера в телефонной будке и явно делал вид, то кому-то звонит. После консультации стал его ждать. В коридоре или слышны то приближающиеся, то удаляющиеся знакомые шаги. Решившись войти, с порога заявил: "Ваша взяла, пришел сдаваться! Знаю, то вы масон, но вокруг еще более страшные масоны". "Что, плохо?" спросил я. "Сами знаете, чего спрашиваете?" - ответил он. После долгих попыток разговорить его, на которые следовали стереотипные ответы: "Сами знаете, вы же лично в этом участвуете", удалось выявить следующее.
Все началось месяц назад. Ни с того, ни с сего стали побаливать суставы, временами повышалась температура. Чувствовал общее недомогание, ухудшилось настроение. Обращался в поликлинику. Там болезни не обнаружили. Потом стало тревожно, стал чувствовать, что круг "как-то не так". Однажды вечером заметил, что в комнате все переменилось: обои, вещи стали какими-то "яркими", лампочки светили "особым светом", иногда как бы "перемигивались". За окном был никогда не виданный багрово-синий закат. Мысли приобрели "особую ясность и силу проникновения". Настроение стало "великолепным". Выйдя на улицу, обнаружил, что, несмотря на сумерки, "одежды окружающих отличались свежими красками". Цвет одежды был не случайный, это был "источник важной информации", которая была предназначена ему. Он силился разгадать посылаемую информацию. Но разгадки "ребусов" ускользали. В какой-то момент понял, что ему поручена особая, очень важная для человечества миссия, и только ему под силу выполнить ее, ощутил какой-то экстаз. В дальнейшем ситуация стала меняться. Понял, что какие-то силы заинтересованы в осуществлении им особой миссии, но есть и противоборствующие силы, всячески вредящие. В какой-то вечер не мог заснуть, выглянул в окно и заметил, что окна напротив стоящего дома как-то "перемигиваются". Внезапно понял, что это знаки, которые посылают друг другу носители "правды". С восторгом ощутил, что вспышки света, прежде чем вызвать ответную вспышку, передаются на его мозг. Решил, что нужно пойти на встречу "со своими". Вышел из дому. Разыскивая нужные квартиры, нажимал на звонки три раза. Был уверен, что нужно именно так. Но в ответ слышал брань и угрозы вызвать милицию. Обескураженный под утро вернулся домой. Почувствовал тоску и понял, что перемигивались светом какие-то "преступники".
На следующий день было как-то не по себе. Поэтому сразу же согласился на предложение сослуживца пойти на чаепитие, где будут читать книгу одного специалиста по разоблачению масонов. Книга произвела впечатление какого-то бреда. Не понравилось, что человек, читавший книгу, отвечая на вопрос, сообщил, что автору принадлежит заслуга разоблачения таких масонов, как Солженицын и Сахаров. Ушел с подавленным настроением. По дороге заметил, что навстречу часто попадаются "знакомые липа". В метро люди часто поглядывали на него, перешептывались, делали друг другу какие-то знаки. Понял, что за ним ведется слежка. Вспомнил книгу. Почувствовал, что слежка каким-то образом связана с книгой. Внезапно возникла уверенность, что один из следящих за ним - как раз и есть масон. Все сошлось, "загадка" оказалась простой - в содержание книги был заложен ответ на вопрос, кто участвует в "заговоре" против него. Постепенно "кольцо" сжималось. "Их" становилось все больше. В последние дни в "слежке" участвовало "около тысячи человек". Кроме того, они перешли к прямым угрозам. Когда я спросил, кто и как угрожал, - после обязательного "сами знаете", объяснил: "Сейчас ехал в метро, и девочка, сидевшая рядом сказала, что она была в очереди за сапогами, где вполне могли задавить, а другая тут же сообщила, что за сапоги можно повеситься". На вопрос, какое это имеет отношение к нему, ответил: "Ребенку понятно, о чем речь. Одна намекнула, что меня задавит машина, другая, что вздернут на веревке". Другой трактовки услышанного разговора он не допускал.
Дальше состоялся примерно такой диалог.
"Теперь внимательно выслушайте меня, - сказал я. - Вы очень больны" - "Возможно, - перебил он. - Но до этого меня довели масоны" - "Оставим причины в стороне. Есть только один выход - немедленно начать лечение в психиатрической больнице!" - "Вы с ума сошли! - там масоны меня стразу же удавят!" - "Как вы считаете, вы сейчас здоровы?" - "Наверное, не совсем, но дело не во мне, а в масонах, которые довели меня своей травлей до ручки! Вы думаете, что ваши таблетки помогут приструнить этих бандитов?"
Долго длилась наша дискуссия, но, в конце концов, я убедил его немедленно обратиться самому - другой вариант у нас никак не проходил - в приемный покой психиатрической больницы.
Через месяц с небольшим мы случайно встретились на улице. Он бросился ко мне с объятиями. В недолгом разговоре сообщил, что путь в приемный покой дался ему нелегко, после беседы с дежурным врачом его оставили в больнице. Поначалу возникла мысль, что теперь он наверняка попал в ловушку. Через несколько дней лечения "что-то перевернулось в мозгу". "Страхи", "тоска" и "игра воображения" - это его выражения - стали исчезать. Выписался в хорошем состоянии.
Это конкретный пример. Даже неспециалист поймет, что человек находился в психозе. Когда я говорю "корреляция между клинической паранойей и социальной", то термин "паранойя" употребляю в широком смысле. Я подразумеваю под этим и параноидные психозы и паранойяльные расстройства. В данном случае речь идет об остром приступе психического заболевания. Вне приступа человек практически здоров.
На странице 296 "Энциклопедического словаря медицинских терминов" читаем: "Паранойя /устаревшее/ - общее название психозов с преобладанием бредовых расстройств. Паранойя /греч./ - безумие. По Крепелину - эндогенный психоз, характеризующийся развитием стойкого систематизированного интерпретативного бреда преследования и т.д. По Ганнушкину, Кречмеру - паранойя - особая форма психопатической реакции с систематизированным бредом, развивающаяся под влиянием дополнительных /органических, ситуационных/ факторов у лиц с паранойяльной психопатией".
Л.Г.: Давид Абрамович, все-таки, и у Крепелина, и у Ганнушкина и у других психиатров и социальных психологов в характеристике паранойи всегда присутствует идея - бредовая идея. И когда вы говорите: "корреляция между клинической паранойей и социальной", то, по-видимому, имеете в виду, что в основе той и другой лежит бредовая идея. Клиническое или неклиническое проявление - это особый разговор. Но когда сталкиваются с лидерами "Памяти", часто говорят, что это, в принципе, "больные люди". Да и в понимании психиатров параноики - это люди, которых надо лечить, а между здоровым и больным человеком - пропасть. Так ли это? Я, например, считаю, что нет пропасти - есть некий непрерывный переход...
Д.Ч.: С последним утверждением я согласен, но в другом не могу согласиться с вами. Если говорить о социальном движении, то, отнюдь нельзя сказать, что в основе этого движения, так же, как и у отдельно взятого паранойяльного или параноидного больного, лежит бред. Если говорить о социальном движении, то клинически больные часто играют в нем очень важную роль, но не менее важную роль играет преобладающая среда участников этого движения, ее некоторые психические и психологические особенности. В социальной паранойе важна и та общественная обстановка, в которой действует это самое конкретное движение. Некое социальное движение возможно в определенной стране, а в какой-то другой стране, с другой социально-политической обстановкой, совершенно невозможно.
Л.Г.: Похоже, мы начинаем погружаться в ту самую "глубину", которая, как мне представляется, наиболее интересна. Давайте эти движения - "Память", "Отечество" и им подобные - будем называть "группа", так удобнее. Я наблюдал такое: если группа, ее ядро, в целом состоит из личностей без психопатических расстройств, с нормальным логическим мышлением, демократическими идеями, в центре программы - поиск соглашения различных точек зрения, некий консенсус', то такая группа, я заметил, отталкивает людей нездоровых, людей с агрессивными идеями и наклонностями. То есть, идет некий процесс самоочищения, отбора, в основе которого лежат определенные социально-психологические установки. Тот же процесс самоорганизации идет и в социально "патологических" группах, таких, как "Память". Там ядро составляют психопатические личности. В такие группы органически могут войти только люди либо с подобным психическим складом, либо ущербные, которые привыкли выполнять чью-то волю или увлеченные идеей, которая избавляет их от подавленного или дискомфортного состояния, в котором они находятся, люди с комплексами неполноценности. Может быть, это есть некая "паранойяльная система", которая может накапливать массу и давать какие-то разрядки, "приступы", вроде, например, погромов. Если так ставить вопрос?
Д.Ч.: Нельзя сказать, что у всех членов такой группы единая структура личности. Психиатру приходится дифференцировать: клинически больных, которые среди них есть, психопатических личностей самого разного круга, есть и акцентуированные личности, то есть здоровые, с некоторыми особенностями характера, и, в конце концов, масса людей, которые отличаются примитивным мышлением и, особенно, слабостью логического аппарата. И, естественно, что эти лица, не имеющие навыка самостоятельного мышления, очень подвержены внушению. Есть у Виктора Михайловича Бехтерева такая работа: "Роль внушения в общественной жизни", появилась она почти столетие назад. Вот что он пишет: "В настоящую пору так много говорят о физической заразе при посредстве "контагиум вивум", или физических микробов, что, на мой взгляд, не лишне вспомнить и о "контагиум психикум", приводящем к психической заразе, микробы которой, хотя и не видимы под микроскопом, но, тем не менее, подобно настоящим физическим микробам действуют везде и всюду и передаются через слова и жесты окружающих лиц, через книги, газеты и пр., словом - где бы мы ни находились, в окружающем нас обществе мы подвергаемся уже действию психических микробов и, следовательно, находимся в опасности быть психически зараженными". Дальше он пишет: "...в нашу психическую сферу могут входить разнородные впечатления и влияния помимо нашего личного сознания и, следовательно, помимо нашего "я". Они проникают в нашу психическую сферу уже не с парадного хода, а, если можно так выразиться, с заднего крыльца, ведущего непосредственно во внутренние покои нашей души". Еще процитирую: ".../убеждение/ может действовать только на лиц, обладающих здравой и сильной логикой, тогда как внушение действует не только на лиц с сильной и здравой логикой, но еще в большей мере на лиц, обладающих недостаточной логикой, как например, детей и простолюдинов". И, наконец, еще одна цитата: "Но нет ничего убедительнее в смысле непосредственной передачи психических состояний от одного лица другому, как передача патологических явлений".
Так писал Бехтерев почти сто лет назад.
Собственно, я начал рассказывать о конкретном пациенте и хотел бы выстроить некий ряд. Вы, наверное, обратили внимание, что в первый раз я не смог разговаривать с пациентом, потому что ему свойственна была болезненная подозрительность, а также некое болезненное символическое восприятие. Когда он увидел заштопанную дырку, в ней он сразу же обнаружил то, что доминировало в его сознании, то, что готов был увидеть - "масонский знак". Это больной человек. Но возьмем журнал "Наш современник". Здесь где-то в одном из номеров была заметка о провинциальном театре. Речь шла о постановке "Сказки о Царе-Салтане"...
Л.Г.: Это в Свердловском театре оперы и балета было...
Д.Ч.: Раз вы знаете, то я не буду тратить время на поиски журнала. Я не могу предположить, что люди, которые организовали травлю, этот скандал, - все это больные люди, но, тем не менее, там тоже всюду находили этот самый символ. Очень много людей участвовало в скандале, они обвиняли в сионизме создателей спектакля, в масонских происках. Как видите, участников много, а феномен все тот же - болезненный. Я бы сказал, что среди участников таких движений, которым не нужны доказательства, которые все легко воспринимают на веру, есть носители эзотерического сознания. Именно эзотерического! Эти люди - мистики, воспринимающие мир как поле борьбы тайных движущих сил, понимание которых доступно лишь посвященным. Вспомним основного распространителя полицейской фальшивки - "Протоколов Сионских мудрецов" - Сергея Александровича Нилуса. Из тех людей, которые оставили о Нилусе воспоминания, наиболее достоверные и наиболее полные - у Александра Дю-Шайла. Передо мной - выписки из газеты "Последние новости" под редакцией Павла Николаевича Милюкова от 12 и 13 мая 1921 года №326 и №327. Я прочту, не так уж тут много: "О последнем я еще раньше в Петербурге слышал от В.А. Тернавцева, чиновника особых поручений при Синодальном обер-прокуроре и члена Религиозно-философского общества, как о человеке безусловно интересном, но с большими странностями... С.А. уверял, что по женской линии текла в его жилах кровь Малюты Скуратова. Быть может, поэтому, будучи при этом большим почитателем крепостного права и крепкой старины, он любил защищать память Грозного... Родной брат С.А. Дмитрий Александрович Нилус был председателем Московского окружного суда. Братья враждовали между собой. С.А. считал Д.А. атеистом, а тот смотрел на брата, как на сумасшедшего... Как я потом узнал, С.А. почти ни с кем не уживался, у него был бурный, крутой и капризный характер, вынудивший его бросить службу по судебному ведомству... Пытался он заняться хозяйством в имении, но для такого рода занятий он был тогда человеком со слишком большими умственными запросами. Стал он увлекаться ницшеанством, теоретическим анархизмом и коренным отрицанием современной культуры... Тогда около 900-го года под влиянием материальных невзгод и тяжких моральных испытаний он пережил сильный духовный кризис, приведший его к мистицизму... Из прежнего своего анархического мышления С.А. удерживал отрицание современной культуры, перенося это отрицание в область религиозного мышления и отвергая возможности применения научных методов к религиозному познанию. Восставал он против духовных академий, тяготел к "мужицкой вере" и высказывал большие симпатии старообрядчеству, отождествляя его с верою без примеси науки и культуры. Отвергал он все это вместе с современной культурой, видя в ее выявлениях "мерзость запустения на месте святом", подготовку пришествия Антихриста, воцарение которого, по его мнению, совпадает с расцветом "псевдохристианской цивилизации"... "С.А. Нилус рукописи "Протоколов" у себя не хранил, боясь возможности похищения со стороны "жидов". Помню, как он меня позабавил и какой был переполох у него, когда еврей-аптекарь, пришедший: из Козельска с домочадцами гулять в монастырском лесу, в поисках кратчайшего прохода через монастырь к парому, как-то попал на Нилусову усадьбу, бедный С.А. долго был убежден, что аптекарь пришел на разведку... (Тетрадь хранилась в специальном матерчатом конверте; на нем был нарисован белый восьмиконечный крест с надписью: "Сим победиши". Помню, еще была так же наклеена бумажная иконочка Архангела Михаила, по-видимому, все это имело заклинательный характер".
"- Вот, - сказал Нилус, - во время заседания этого Кагала, секретарствовали, по-видимому, в разное время разные лица, оттого и разные почерки".
По-видимому, С.А. видел в этой особенности доказательства того, что данная рукопись была подлинником. Впрочем, он не имел на этот счет вполне устойчивого взгляда, ибо я другой раз слышал от него, что рукопись является только копией... При чтении рукописи меня поразил ее язык. Были орфографические ошибки, но мало того, обороты были далеко не чисто французскими...
"Да, - сказал Нилус, - госпожа К. долго жила за границей именно во Франции: там, в Париже, получила она от одного русского женераля эту рукопись и передала мне. Женералю этому прямо удалось вырвать ее из Масонского архива". Я спросил, является ли тайной фамилия этого генерала. "Нет, ответил С.А., это генерал Рачковский".
Нилусу захотелось знать, какие впечатления получились у меня от чтения. Я открыто сказал ему, что остаюсь при прежнем мнении: ни в каких мудрецов сионских я не верю, и все это взято из той же фантастической области, что и «Satan de masque» «Le diable au XIX Siecle» и прочая мистификация.
Лицо С.А. омрачилось: "Вы находитесь прямо под дьявольским наваждением, - сказал он. - Ведь самая большая хитрость сатаны заключается в том, чтобы заставить лелей не только отрицать его влияние на дела мира сего, но и существование его. Что же вы скажете, если покажу вам, как везде проявляется таинственный знак грядущего Антихриста, как везде ощущается близкое пришествие царствия его".
И дальше: "Читал он очень долго, затем перешел к вещественным 1 доказательствам, открыв сундук. В неописуемом беспорядке перемешались в нем воротнички, галоши, домашняя утварь, значки различных технических школ, даже вензель императрицы Александры Федоровны и орден Почетного легиона. На всех этих предметах ему мерещилась "печать Антихриста" в виде либо одного треугольника, либо двух скрещенных.
Не говоря про галоши фирмы "Треугольник", но соединение стилизованных букв "А" и "9", образующих вензель царствующей императрицы, как и пятиконечный крест Почетного легиона, отражались в его воспаленном воображении в два скрещенных треугольника, являющихся, по его убеждению, знаком Антихриста и печатью Сионских Мудрецов.
Достаточно было, чтобы какая-нибудь вещь носила фабричное клеймо, вызывающее даже отдаленное представление о треугольнике, чтобы она попала в его музей.
С возрастающим волнением и беспокойством, под влиянием мистического страха, С.А. Нилус объяснил, что знак "Грядущего Сына Беззакония" уже осквернили все, сияя в рисунках церковных облачений и лаже в орнаментике на запрестольном образе новой Церкви в скиту".
Еще цитата: "Мне самому стало жутко. Было около полуночи. Взгляд, голос, сходные с рефлексами движения С.А., - все это создавало ощущение, что ходим мы на краю какой-то бездны, что еще немного и разум его растворится в безумии.
Произошло чрезвычайно любопытное явление.
Я стал успокаивать Нилуса, доказывать, что ведь в "Протоколах" ничего не сказано о зловещем знаке, а потому нет между ними никакой связи. Убеждал я С.А., что ничего нового он даже не открыл, ибо знак этот отмечен во всех оккультистических сочинениях, начиная с Гермеса-Трисмегиста и Парацельса, который, во всяком случае, нельзя причислить к "Сионским Мудрецам", и, кончая современниками - Папюсом, Станиславом де Гюэта и пр., которые евреями не были. Мало того, помянутый знак ничего противухристианского не знаменует, выражая мысли о происхождении божества к человеку, и восхождении человечества к божеству.
С.А. лихорадочно записывал..."
И, наконец: "Несколько дней спустя, С.А. отправил в московский книжный магазин Готье большой заказ на книги по тайным наукам, а в 1911 году вышло его 3-е издание "Протоколов", обогащенное новыми данными из области оккультизма и картинками, позаимствованными у цитируемых мной авторов. На обложке под новым заглавием "Близ грядущий Антихрист..." красовалось изображение короля из игральных карт "Таро" с надписью: "Вот он - Антихрист".
Таким образом и портрет Антихриста нашелся...
В 1909 г., в бытность мою в Оптиной пустыне, происходило как раз в Петрограде разбирательство судебного дела о бывш. директоре департамента полиции д.ст.сов. Лопухине. Полицейское подполье старого режима поневоле раскрывало свои недра. Я спросил С.А., напоминая ему о Банковском: "Не думаете ли Вы, что какой-нибудь Азеф надул "женераль Рачковского" и что, того не зная, Вы оперируете подлогом". "Вам известно, - ответил С.А., - мое любимое изречение апостола Павла: "Сила божия в немощи человеческой совершается". Положим, что "Протоколы" подложны. И может ли Бог и через них раскрыть готовящееся беззаконие? Ведь пророчествовала же Валаамова ослица! Веры нашей ради, Бог может превращать собачьи кости в чудотворные мощи; может Он заставить и лжеца возвещать Правду".
Л.Г.: Ну, что ж, Нилус сегодня был бы лидером "Памяти". Без сомнения!
Д.Ч.: "Память" широко использует его труды. Но тип, конечно, особый. И как видите, болезненная символика, о которой мы говорили в случае с моим пациентом, присутствует и здесь. Я бы хотел обратить ваше внимание, что такое общественное движение, как "Память", везде ищет эти символы. И душевнобольной, о котором шла речь, тоже ищет эти символы, и, конечно, психически больной Нилус тоже собрал целую коллекцию этих символов. Формирование патологических состояний подвержено определенным закономерностям. Мы знаем это хорошо на феноменологическом уровне. Этот феномен появляется на определенном этапе развития болезненной симптоматики.
Л.Г.: Теперь ответьте на очень важный вопрос: что, все-таки, привлекает таких людей к политическому движению?
Д.Ч.: Эти люди, по тем или иным причинам, мало реализовались в жизни. Некоторые не реализовались потому, что им не удалось одолеть, предположим, институт, некоторым не удалось - техникум, некоторым - школу. А некоторые - не заняли того положения, на которое рассчитывали, на которое внутренне претендуют. Некоторым льстит принадлежность к "организации", которая посвящена в "тайну" механизма "всемирного заговора".
Л.Г.: То есть, это люди еще и с завышенной самооценкой.
Д.Ч.: Конечно. Завышенная самооценка очень часто может соседствовать с комплексом неполноценности. Оборотная сторона медали. Скажем, я знаком с литератором, человеком, я бы сказал, с некоторыми способностями, но, в то же время, он провинциал. Поздно попал в Москву. Он болезненно ощущает недостаток общей культуры. Теряется среди интеллигентных людей. И когда испытывает ощущение собственной неполноценности, то пытается это компенсировать, и компенсация выглядит весьма агрессивно: он грубит, настаивает на совершенно нелогичных вещах. Это форма утверждения личности. И, конечно, у него, как и у многих других, считающих, что они не реализовали свои достоинства, не были оценены по достоинству, - существует потребность искать "врага". А когда есть "теория", гласящая, что тебе плохо из-за того, что вредят евреи, что они заняли твое место, что они вредят всему народу - такие личности очень легко цепляются за это объяснение, и легко группируются. Но я бы хотел остановиться на одном феномене, который играет, с моей точки зрения, важнейшую роль в таком шовинистическом движении. Этот феномен можно обозначить, как некое мистическое отношение к понятию "сионист". Понятие "сионизм" образовалось давно. И до определенного времени в это понятие вкладывался один смысл. Потом этот смысл был искажен.
В 1987 году, 27 сентября группа москвичей, в частности Сергей Лезов, Сергей Тищенко и другие - это люди нееврейской национальности - написали открытое письмо, которое было адресовано секретарю ЦК КПСС А.Н. Яковлеву и направлено в газеты "Вечерняя Москва", "Известия", "Московский комсомолец", "Аргументы и факты", "Московские новости". Ни одна из газет это письмо не опубликовала. Здесь, в письме, впервые проблема ставилась с головы на ноги. В частности, в письме говорилось: "Сионизм - это движение еврейского народа за образование собственного государства, иногда окрашенное мессианской надеждой. Создание государства Израиль - это движение за переселение в него возможно большего числа евреев, за возрождение и развитие национальной культуры с центром в этой стране". Примерно так определяется сионизм. Но возьмите любого нашего синолога, особенно таких, как Бегун, Юрий Иванов, Романенко, Евсеев и т.д. Они вкладывают в это понятие совсем иное, чем в нем содержится на самом деле... Разговариваю с одним из рядовых членов "Памяти" и спрашиваю у него, что же такое сионизм. Он мне отвечает, что сионизм - это заговор еврейства, направленный на захват власти в мире... Мы довольно мирно говорили. И я спросил: как он себе это представляет, как можно захватить власть во всем мире и для чего? Он мне сказал, что это 'можно пояснить на примере русского народа. Еще в прошлом веке мудрецами евреями разработан план, который ставил своей целью и т.д. Опять же пересказ "Протоколов", но с большими искажениями. Это не больной человек, это просто примитивный мальчик, но, тем не менее, и он является носителем - до некоторой степени - эзотерического сознания.
Л.Г.: Невольно возникает вопрос: почему лидерами массовых движений часто становятся психопатологические личности? Казалось бы, "больной человек", "безумец" - и, вдруг, лидер движения, партии, и объединяет вокруг себя не только себе подобных, но и вот таких "мальчиков", как в последнем вашем примере.
Д.Ч.: Чрезвычайно важный вопрос. Но это уже тема отдельного разговора...
(«Информационный бюллетень», февраль-март 1990 г. №№ 2-3 (38-39), Москва, 1990 г.)





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Новые комментарии