Перейти к содержимому






Фотография

Портрет времени

Написано Nepanov, 31 May 2023 · 134 просмотров

О ЧЕМ МОЛЧИТ КИРЕЕВ?

В этом фильме трудно отделить художественное от документального. И не потому, что мы заведомо знаем: роли «трудных» исполняют в нем сами «трудные». Потому, скорей, что «сыграть» такого подростка нельзя. Мальчишки на экране такие, какие они есть в жизни: с их мысля­ми, эмоциями, неприятием взрослого мира, горем в глазах. Собственно, начало фильма — документализм в полной мере: мальчишки дают пред камерой интервью. Вопросы только непривычные: «Мог бы уда­рить человека просто так?», «Зачем воровал?». Много вопросов на «трудную» те­му. Но вот последним за­дан, казалось бы, простей­ший вопрос: «Что такое добрый человек?».
И никто из них не от­ветил!..
А потом возникли на экране глаза Киреева. Уве­рен: многих — очень мно­гих! — этот взгляд потряс. Узнали глаза. Эту недет­скую тоску. Глаза, говоря­щие, что связь с миром для человека безвозвратно потеряна...
Киреева судили за воровство. Четыре рубля украл. Он молча слушал и ждал приговора. И тогда встал Антонов и сказал о том, чего не было в уголовном деле, и о чем молчал Киреев.
Молчал Киреев о глав­ном. О том, что не помнит матери. О том, что отец — алкоголик, а живут они с сестрой Маргаритой на не­большую ее стипендию. О том, что никогда они не знал, что такое ласка и забота...
Кирееву дали отсрочку приговора. И Антонов увез его в спортивно-трудовой лагерь. В лагере, располо­женном на берегу лесного озера, недалеко от большого города, — больше сотни ребят, которых называют «трудными». Это — под­ростки, состоящие на учете в милиции, иногда имеющие «в активе» уголовные деяния, а чаще ведущие образ жизни на грани преступления. И с ними он, Павел Васильевич Антонов, человек, окончивший Ленин­градский институт физиче­ской культуры имени А. Лесгафта и не пошедший по пути коллег, ставших тренерами. Он собрал «трудных» и вывез сюда, в спортивно-трудовой лагерь. Организовал работу, тре­нировки, отдых. Главная цель Антонова: вернуть па­цанов обществу полноцен­ными гражданами.
Режиссер фильма Динара Асанова призналась: «Мне кажется, что основным ис­точником беды является семья». Потому, наверное, фильм она выстраивает как противопоставление двух миров. Одного мира, взрос­лого, — мира семьи, урод­ливой, правда, семьи, с от­цами-алкоголиками, без­вольными матерями, матерями-истеричками, думаю­щими только о себе... Одним словом, много вариантов так называемого неблаго­получия: ведь иногда даже за респектабельной внеш­ностью прячется моральный монстр. А он (или она) чей-то отец (или мать).
Другой мир — искусственный, созданный Антоно­вым (а если точнее, авто­рами фильма): мир оторванных от этих семей ре­бят и помещенных в палатки у озера.
И смотрите: здесь они «нормальные» ребята. Ра­ботают, занимаются спортом, играют в оркестре, поют песни. Здесь они про­являют мужество, здесь у них просыпается самоува­жение. Здесь в каждом вид­на индивидуальность.
Построив лагерь у озера, Антонов, конечно же, не смог отгородить пацанов от того, реального мира. Вот воскресенье. И они явились — родственники. Разные. Равнодушный па­паша, успевший в полчаса напиться. Бабуля, торопли­во совершающая акт про­явления любви к мальчиш­ке, — сунула деньги. По его лицу нетрудно догадаться: откупились родители. Мать-истеричка, к которой сын наверняка подойдет за тем лишь, чтоб забрать сумку с продуктами. К этому вообще не приехали. И надо ви­деть его лицо.
Вот и Киреев. Сестра привезла ему банку клуб­ники. Он сидит в кустах и ест. Маргарита плавает в озере, наслаждаясь свобо­дой и чистой водой. А Ки­реев молча глотает ягоды и смотрит на нас своими ог­ромными глазами, полными все той же недетской тос­ки...
Ничего, как видим, ра­достного от встречи этих двух миров нет.
Скорее, одни неприятно­сти несет столкновение ми­ра, созданного Антоновым, с миром реальным. Встреча с ворюгой шофером. Драка с деревенскими. Результат — стихийный дебош в ла­гере. Разгромлена столо­вая.
Еще одно столкновение. Киреев-отец (алкоголик!) издевается над дочерью. Марго пытается отравить­ся газом. И Киреев-младший, узнав об этом, кра­дет ракетницу и отправля­ется в город. «Я его за­стрелю», — говорит он об отце.
Нет, невозможно отгородить, упрятать пацанов от того, реального мира. Тем более что близится осень. Пора возвращаться...
Но не будем спешить с оценками. Фильм не обещает нам счастливого конца, легких решений. В нем — лишь попытка показать процесс постижения ребятами нравственных истин, возврата к гражданским и человеческим нормам жиз­ни.
И хотя не во всем можно согласиться с авторами фильма — есть в нем явные психологически неоп­равданные эпизоды, но со­гласиться нужно в главном: в конечном итоге «трудные» подростки — трудные для нас с вами. И для того, чтобы сломать непонимание, нужно най­ти сущность мальчишеских душ, потерянную не без помощи взрослых, найти тонкую нить, связующую нас и ними, соединить прошлое, настоящее и будущее.
Нужно, попросту говоря, точно знать, о чем молчит Киреев.
В. ОСИПОВ

(Псевдоним) («МД», 20 октября 1983 г.)





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Новые комментарии