Перейти к содержимому






Фотография

Портрет времени

Написано Nepanov, 27 March 2023 · 49 просмотров

О ВЕЗУЧЕМ ПРОРАБЕ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО




Прораба РЭУ № 43 – это район Новогиреево – Людмилу Муравьеву я разыскивал, чтоб задать важный вопрос: что думает о предстоящем акционировании предприятий ЖКХ. Об этой новации узнал я месяца два назад на конференции, проводимой в рамках выставки Доркомэкспо. В небольшой зал тогда пришли исключительно хозяйственники-руководители и битых два часа мучили докладчиков вопросами. Тогда-то я и сделал пометку в своем блокноте: поговорить с кем-нибудь из так называемого низового звена – например, мастером участка – о том, как представляет себе предстоящие перемены. И вот уж осень не за горами. Полистал старый блокнот с именами коммунальщиков, с которыми познакомился в разное время и по разным поводам. Против имени Людмилы Муравьевой стояла пометка: «мастер текущего ремонта – проблемы отопления». Вот кто мне нужен, решил я и позвонил в РЭУ. Оказалось, что Людмила Ивановна теперь не мастер, а прораб.
...До прораба Муравьевой дозвонился в десять вечера – только что пришла с работы. Поговорить условились утром.
Но в назначенное время ее не застал. Сказали: на крыше Муравьева – пожар там был.
Вернувшись, отшутилась:
- Без проблем в нашем хозяйстве не бывает. Для того и мы здесь, чтобы жильцы с ними не сталкивались – на себя принимаем...
О пожаре сказала также кратко:
- Капитальщики работают. Оставили на крыше материал и баллоны. Кто-то залез и поджег. Затушили быстро.
- Теперь, небось, частенько приходится по крышам бегать, - сказал я, разумея ее нынешнюю должность.
- Не теперь, а всегда, - уточнила Муравьева, и, предугадав следующий нехитрый вопрос, добавила:
- Безвыходное положение было: умерла прораб Валентина Николаевна. Пришлось мне идти в прорабы...
И вот эта короткая фраза напомнила мне обстоятельства нашего знакомства...

ВИЗИТ ПЕРВЫЙ: БАБА ЛИЗА




Баба Лиза просеменила к столу и высоким старушечьим голосом изложила:
- Людмилу Ивановну ищу. Начальник заявление подписал. У вас тут есть – 79-й номер. У меня сняли батарею на лестничной клетке и до сих пор не делают. На 5 этаже. Дом 115, корпус 4. В первом корпусе сделали батареи, во втором сделали, а у нас нет. Уже два года...
Пока мастер текущего ремонта РЭУ № 43 района Новогиреево Людмила Муравьева искала в записях адрес, баба Лиза ухитрилась трижды повторить жалобу.
Но оказалось, что батареи начали чинить всего лишь несколько дней назад – о чем Людмила Ивановна и сообщила бабе Лизе. Но та, гипнотизируя мастера взглядом, не унималась:
- У меня стенка, где ковер висит, мокрая вся. Сняли как два года батареи. Начальник мне подписал. Здесь у вас 79-й номер. Корпус 4, пятый этаж...
- Так может, в комнате с батареями что-то не так? – с любопытством глядя на неугомонную старушку, спросила Людмила Ивановна.
Но баба Лиза твердо стояла на своем...
Уже все, кто был в кабинете, оторвались от дел и с любопытством смотрели на происходящее. Бабу Лизу несло, и казалось, никакая сила не остановит словесный поток...
Наконец Людмила Ивановна предложила идти к бабе Лизе прямо сейчас, поскольку она единственная из этого дома, кто жалуется. Старушка прекратила «митинг», и, назвав соседей по дому «бестолковыми» и сославшись на то, что ей сейчас недосуг, – засеменила к выходу...

ВИЗИТ ВТОРОЙ: «КРУТОЙ»




Самым сложным в своей работе Муравьева считает взаимоотношения с людьми: с жильцами, с подчиненными. Случай же с бабой Лизой – скорее, комичный. Ну, отняла та десять минут, но зато улыбнулись товарищи по работе. Кончится эта забавная история тем, что сама, раз обещала, сходит к старушке, посмотрит батареи – если что не так, пошлет слесаря. Обычное дело. Правда, уточнит Людмила Ивановна, новые времена принесли и новые коллизии, не такие безобидные, как с бабой Лизой. Например, однажды, при пуске отопления явился очень «крутой» дядька. Вынул из кармана пистолет и стал орать: «Не пустишь отопление, всю обойму в тебя выпущу!» Людмила Ивановна в пистолетах не разбирается, поэтому, когда дядька ушел, долго не могла в себя прийти. Даже адрес забыла, где тот живет, хотя обещала разобраться на месте...
Жаловаться, впрочем, тоже не стала...

ТАЙНА ЧИСЛА 13




Став невольным свидетелем диалога бабы Лизы и мастера, я заинтересовался странной деталью: Людмила Ивановна сказала, что батареи начали чинить недавно, а старушка-то сетовала, что сняли их еще два года назад. Нестыковка выходила: Муравьева – мастер знатный на весь Восточный округ, и на тебе – жалоба двухлетней давности...
Оказалось, что к тому моменту Муравьева на 13-ом участке РЭУ № 43 проработала всего четыре месяца. И появилась здесь не случайно. Пришла по настойчивой просьбе главного инженера РЭУ: на 13-ом участке нужно было наводить порядок...
Вообще, с этим участком многие годы творилась какая-то чертовщина: не держались здесь люди – и начальство, и рабочие. Объяснений не было, кивать стали на «чертову дюжину».
Загадка – загадкой, но там, где «текучка», хорошего не жди. Запустили участок. Вот главный инженер и запросил у Людмилы Ивановны помощи. Знал: Муравьева не откажет...
Кроме 13-го, дали ей еще и 12-й участок, поскольку мастера не было и там. На ее попечении оказалось сто домов. Было начало отопительного сезона. Жильцы шли чередой. Вопрос один: «Дочка, миленькая, когда тепло будет?» Возвращалась домой поздно. А с 7 утра уже вновь донимали звонки...
Крепким орешком оказались старые 12-этажные дома. Батареи не грели. Причина была сложной: неправильная разводка. Основная труба - 25 мм, но подводку при строительстве сделали из 15 и 16 мм труб. По таким трубам не шла горяча вода. Решили увеличить диаметр подводки. Большая, капитального характера работа: сколько квартир, сколько подводок, причем, в каждую комнату. Но полностью проблему не решили. Тогда поставили насосы – увеличили давление. Но не учли: шум от них в подвале изрядный. Теперь, вот, с шумом боролись...
- Здесь много чего упущено, но со временем все станет на свои места, – скажет Людмила Ивановна. - Сейчас для меня самое главное: наладить работу, показать, что ты умеешь. Трудно не трудно, приходится и до 9 вечера задерживаться, и на холоде подолгу работать. Зато удовлетворение большое, когда результат есть. Да и коллектив здесь хороший. Думаю, исправим положение. Не уйдем. Загадка числа 13 будет разгадана...
Уж как она там «разгадывала» тайну участка – известно ей одной. Но только участок она «вытянула». И когда нужно было заменить выбывшего по печальной причине прораба выбор пал на Муравьеву.
- Вы ведь 38-й год в коммунальном хозяйстве, - покажу ей свою осведомленность.
- Я считаю себя молодой, а вы мне про 38 лет стажу, - рассмеется она. – А знаете, в движении возраст не замечаешь, не зря же говорят: движение – жизнь...

ПУСТЬ ПРИЙДЕТ ХОЗЯИН

Раз зашла речь о жизни, самое время задать вопрос о реформе ЖКХ: акционирование, говорю, намечается – не пугает?
Муравьева рассмеялась.
- Вы, наверное, забыли: мы на эту тему говорили четыре года назад. Только в то время я была противником. Теперь понимаю почему: не видела, чтоб на смену старым кадрам приходили хозяева. Видела лишь тех, кто набивал карманы. Сейчас вижу другое: хороший организатор берет в свои руки несколько объектов, у него больше техники, больше средств, чтобы развивать жилищно-коммунальное хозяйство. Появились люди, которые понимают: чем лучше работаешь, тем больше пользы для людей и для себя. Это и есть хозяева – без них какая реформа?..
И, знаете, не припомню случая, чтобы, взявшись за это дело, кто-то отказался. Посмотрите, кто выигрывает конкурсы: те, у кого больше средств, лучше техника. И никто из них еще не сказал: это не для меня. Работают...
А что до акционирования, то поработаем – увидим. Опять же, от людей будет зависеть: придет хапуга – конечно, развалит дело. Но жизнь на этом не остановится: хапугу сменит тот, кто умеет и хочет работать и зарабатывать – хозяин...

О ЧУВСТВЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ




«Удовлетворение получаю большое, когда результат есть», - скажет она. Это - потребность, черта характера, сформировавшаяся за годы работы.
В систему жилищно-коммунального хозяйства Людмила Ивановна Муравьева пришла работать в 1967 году после окончания строительно-экономического техникума. Сначала трудилась экономистом. Но через два года перешла в мастера. Причина проста: у мастера зарплата – 150 рублей, а у экономиста - 80 рублей, и двое детей на руках и одной их поднимать...
Сначала было трудно: горячая вода, холодная, канализация, протечки, прорывы, скандальные жильцы - до слез доходило. К тому же, вокруг взрослые мужики, смотрят на тебя, как на девчонку. Училась всему сама. Сальники слесарь набивает на задвижках – становилась рядом сальники набивать, чтобы знать, как это делается, насколько тяжело. Красят – красила тоже, чтобы знать, что почем?..
На работе у нее всегда порядок. Это замечали все. И однажды ее переманили в Мосгортепло, но через полгода вернулась назад. «Мне здесь легко оттого, что я знаю работу», - так она объяснит свое возвращение.
Это – о чувстве удовлетворения результатом: работа не должна быть в тягость. Когда возвращаешься домой, на душе должно быть легко...
Слово «душа» услышал от Муравьевой тогда, когда она говорила о своих рабочих. Вот тогда-то, к слову, поведала о том, что ей не нравится в тех «рыночных» отношениях, свидетелем которых стала. Наблюдала за работой коммерческой организации, заключившей с ДЕЗом подряд на обслуживание участка. Главной заботой коммерсантов был заработок, а жильцы – на втором плане.
- Понимаете, - говорила она, - отношение к делу другое. Они не чувствуют, что нужны: сделали – и с глаз долой. Работают формально, а мои рабочие – с душой. Вот журнал, полистайте, нет такой заявки, чтобы была не выполнена в течение дня. Правда, мы никогда не заканчиваем в пять, работаем пока не закроем все. Приходится выходить в субботу, воскресенье. Тяжкий труд. Но кому нужны недоделки? Грош цена такой работе. Если у той бабули крыша течет – как я буду сидеть дома? Мучительное чувство.
А когда все в порядке – то и жильцы другими глазами на тебя смотрят...

КАДРЫ ПО-ПРЕЖНЕМУ РЕШАЮТ ВСЕ




«Да и коллектив подобрался хороший», - скажет Муравьева. И добавит, что ей с людьми повезло.
Готов поспорить: может от скромности, может по какой другой причине, но употребила она не те глаголы.
Коллектив подбирает, формирует она!
Когда, например, пришла на 13-й участок – три человека уволились сразу. Могли бы работать, но требования, которые она предъявила, их не устроили. Муравьева терпеть не может пьяниц и грубиянов. «Такой человек в нашей системе не должен работать! У меня на работе его не будет на второй день! – признается она. – Было так, что совсем мало получали наши рабочие. Приходилось брать «временных». Через две недели напивались. А у нас этого не скроешь – жильцы скажут, в каком состоянии пришел к ним слесарь. Такому - сразу: до свидания! Но работать надо. И вся бригада переходит на жесткий график: закрывают дыры, пока не найдем человека».
Известно, что достаточно двух-трех сильных личностей, и за ними тянутся другие – формируется коллектив.
Первая сильная личность – сама Муравьева.
Вот какой случай в подтверждение.
Пятница. Конец рабочего дня. Уставшая за день Муравьева и два не совсем трезвых плотника. И еще жилец, жалующийся на дырявую крышу.
Нетрезвые плотники на крышу не идут. Тогда она предлагает идти вместе. Поднимаются на крышу, а плотники ей: ключей не взяли...
Ключи она нашла. Но категорически приказала: вот вам направление, немедленно на обследование к врачу-наркологу. Чтобы завтра была справка...
Назавтра, конечно, справок они не принесли. Но зато у одного хватило наглости спросить: «Людмила Ивановна, чем вы недовольны?» – «А тем, - сказала она, - что на работе пьете, получаете зарплату, а результата нет. Вы только мешаете».
Заставила написать заявление на увольнение. Он написал, но уходить не захотел: являлся каждый день и какое-нибудь дело просил.
- По самолюбию ударило, - объяснит Муравьева. - И бригада за него попросила. Я сказала: хорошо, на работу возьму, но временно, на три месяца. Выпьешь – забираешь свои документы, и до свидания!
- Значит, и нынче афони не перевелись? – спрошу я у нее при первом знакомстве.
- Случаются. Но сейчас в нашей системе и с рабочих требуют больше, и с мастеров, - ответит она. - Народ здесь, в основном, трудолюбивый – такие работают долго. Не выдерживает нетрудолюбивый – уходит...
- Как там ваши афонии? – спрошу и на сей раз.
- Такие к нам уже не приходят, - засмеется она. - Афонь у нас нет. Ребята замечательные. В 7 утра уже на работе. И уходят в 19. Готовят дома к зиме. А какие у нас женщины-маляры! Горы свернут...

ДЕТИ. ДАЧА. ГРИБЫ




Детей она подняла сама. Теперь они взрослые.
Дочь Алла родила ей внука и работает инспектором в райсобесе – общается с такими же старушками, как баба Лиза.
Сын Дима – милиционер, старший лейтенант патрульно-постовой службы.
Оба - на хорошем счету. Потому что дети у нее - трудолюбивые.
И хочу заметить: когда заговорили о детях, первым Людмила Ивановна назвала именно это качество! Конечно же, унаследованное от мамы.
А еще: дети у нее – люди ответственные. И это – от мамы.
Есть дача. Маленькая, но с банькой. В Чарустях - 2,5 часа на электричке. Рядом лес. Грибы.
Она любит ходить по грибы. И готовить любит.
Но времени теперь на грибы совсем нет. И когда попадет на дачу с банькой и когда нажарит грибов – не знает. И это все из-за работы. «Но другой себя не представляю, - скажет она. - Моя стихия»...

Василий ДВОРЫКИН

(«Московская среда», 2004)





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Июнь 2023

П В С Ч П С В
   1234
5 6 7891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Новые записи

Новые комментарии