Перейти к содержимому






Фотография

Четыре жизни. Четыре смерти. Леонид Григорьевич

Написано vadim69, 20 Июнь 2018 · 491 просмотров

Леонид Григорьевич.

Последняя смерть полоснула нас как молния среди безоблачного неба. Невероятная по своей нелепости и… глупости? Не могу подобрать слова. Не знаю я таких слов, чтобы охарактеризовать эту смерть.
Впрочем, известие шарахнуло по городу только на следующий день. На самом деле Человек умер накануне вечером, только тогда об этом знали немногие. Не знали об этом и мы. А следующий день, когда известие уже рвануло, для меня прошёл как всегда. С утра я отработал первую смену, затем занимался вечным строительством на даче. И даже представить себе не мог – что ждёт меня дома.
Ничего примечательно в тот день не случилось. Хотя… на меня в очередной раз накатили воспоминания о моём тесте, умершем лет десять назад. Но не спешите видеть в этом некий знак. Дело в том, что смерть тестя, точнее все те обстоятельства с нею связанные, я вспоминаю довольно часто. И причиной тому – именно обстоятельства смерти.
Уже несколько месяцев как меня посетила «гениальная» идея использовать события того дня как сюжет для рассказа. Впрочем – нет. На сюжет там не потянет. Надо сильно много добавлять и придумывать, чтобы получить связный и цельный рассказ. А вот использовать хотя бы как эпизод к рассказу – было бы очень сильно. Так мне казалось.
Эта идея меня увлекла, и я стал возвращаться к ней достаточно регулярно, пытаясь придумать – где её применить. Но пока ни каких чётких решений не находил.
А именно в тот день, когда я ещё ни о чём не подозревая, спокойно пилил, сверлил и красил на даче, меня вдруг посетили совсем иные мысли. А на сколько это этично – использовать чужую смерть в своих графоманских изысках? Кто дал мне такое право? Хм-м…
Этот простой вопрос поставил меня в тупик.
Хорошо, а как быть с «Большой Литературой»? Извините, но эта литература тем и жива, что нещадно эксплуатирует и тему Смерти, в том числе. Как там, у гигантов письменного слова, с моралью проблем не возникает? Нет?
Ну да не важно. Мораль – штука относительная. При желании её можно вывернуть на изнанку и перекрасить в любой цвет. Не стоит ориентироваться на зыбкие предметы.
А на что ориентироваться?
Предположим надо попробовать задать себе вопрос – что бы сказал умерший по поводу твоего бумагомарания?
Ерунда! Умершему уже давно наплевать.
И?! Так что теперь, можно писать вообще что вздумается?
Наверное, но что-то здесь не так. Ведь существует ПАМЯТЬ. И эту память нужно уважать.
Хм-м. А если человек не заслужил уважения? А если человек прожил жизнь как животное, руководствуясь лишь инстинктами «пожрать» да «потрахаться»? Тогда тоже надо соблюдать уважение к памяти?
Что-то не вяжется. Да-да, я помню. Не суди, да не судим будешь. О покойниках либо хорошо, либо – ничего. Да?! Это серьёзно?! Да ерунда всё это!!! Скажу более того – это развращает. Было бы совсем недурно, если бы человек ещё при жизни задумывался – какую память он оставит после себя.
Да, конечно, есть люди, которые не умеют задумываться вообще. И ни какие размышления о «Памяти» не смогут вытащить их из болота собственной никчемности. Так мы предлагаем и о них плохо не говорить? А почему?!

Я опять забрёл в дебри. И так, вопрос. Что бы сказал умерший? Предположим, он там высоко на небесах сидит, всё видит и наблюдает. Бред, да.
Хорошо, допустим его ещё перед смертью спросили – как бы он отнёсся к писанине о себе?
А вот это уже хороший вопрос. Так как бы отнёсся Леонид Григорьевич к использованию темы его смерти?
А вот фиг я смогу ответить на этот вопрос. Не знаю. Не имею понятия.
Так что, тупик?!
Ладно. Давай заходить с другой стороны. Что бы ты сам сказал, если бы узнал, что после твоей смерти о тебе напишут?
Ха! Так я был бы счастлив!!! Да смейтесь сколько вам влезет! Да, я верю в то, что человек продолжает жить после смерти… в памяти окружающих. И жив он до тех пор, пока о нём помнят. Да, мне самому смешно до изжоги, но это факт - я вот в это верю.
И что теперь? Значит, о тебе писать можно?
Да – нужно, чёрт меня возьми!!!!
И что, тебе наплевать – чего именно о тебе настрочат?
Хм-м… Ага… Ну… допустим - не наплевать….
И как быть? Что писать то о тебе прикажешь?
Ну, лучше чтоб хорошего чего написали. Хотя… Кому нужны эти сказки?! Плохого? Так ведь не так уж я и плох…
А если правду написать? Всё как есть? И плохое и хорошее?
Вот! Вот на это я согласен! Пусть будет всё как есть! Главное – чтобы помнили.
Ну, уговорил. Хорошо. С тобой разобрались. А как быть с другими? А если они не хотят, чтобы о них правду писали?
Мля, ну какого лешего?! Ведь уже пришёл же к консенсусу! И вот опять – начинай сначала!
Ну, допустим, а какая цель тобою движет? Что ты хочешь получить взамен на твоё графоманство? Не движет ли тобою некая корысть?
Да какая тут корысть?! Денег я за это не получу. Слава? Ну разве в рамках Пентаклуба. Получу пригоршню славы, быть может. В этом корысть?
А лайки?
Лайки, да, это приятно. И комменты, если хвалят. Но позволь, ты хочешь сказать, что я ради лайков пишу?!
А ради чего?
Ах ты гнида! Может ты хочешь сказать, что настоящие мастера пера и чернил пишут исключительно из филантропских побуждений?!
Да нет же конечно! Материальный вопрос - важный вопрос. Но тут важно – что человеком движет изначально, а не то, что он зарабатывает.
А кто тебе сказал, что мною движут лайки?
А что же тогда?!
Бля…


Вот примерно такие мысли крутились у меня в голове в тот день. В день смерти Саши. И я снова и снова вспоминал тот день, когда…

Мой тесть, Леонид Григорьевич, был человеком тихим, спокойным и вообще – положительным. По молодости занимался спортом, работал физруком в школе. Говорят – дети его любили. Бывшие ученики до последнего времени, случайно встретив его на улице, всегда узнавали, здоровались, заговаривали. Затем он устроился в шахту – там зарплата выше. Нет, под землю он не спускался – работал наладчиком шахтного оборудования.
Юношеское увлечение литературой вылилось в результате в приличную библиотеку, включающую в себя довольно редкие экземпляры книг. С возрастом превратился мой тесть в настоящего коллекционера и в коллекции его были уже не только книги, но и монеты, награды, минералы и прочее.
Да, в коллекционном деле был Леонид Григорьевич не промах. Было у него хорошее чувство коньюктуры. Он знал – что можно сейчас продать, а что – купить. Как принято говорить – имел чуйку. Таким образом коллекция жила своей жизнью и пополнялась исключительно за свой счёт, не затрагивая семейный бюджет, а частенько и пополняя его.
Так получилось и с переездом из Горловки в Крым, где у тестя были родственники. Подходящая квартира искалась долго, и когда подвернулся подходящий вариант – медлить было нельзя. Пришлось пожертвовать частью коллекции. Это была блестящая операция тестя. Уже через месяц цены на жильё в Крыму значительно выросли, а на Урожайной, куда переехали, – так и в 2-3 раза. А вот в Горловке цены на жильё рухнули. Промедли Леонид Григорьевич хоть немного, и переезд стал бы невозможным.
Была у него одна странность. Каждый год, на 9-е мая, одевал он непременно свой парадный костюм с прицепленными на него наградами и выходил на улицу – праздновать. Окружающие ахали – откуда взялся такой молодой ветеран?! Он просто улыбался в ответ. Иногда объяснял – все награды получены за «венгерские события». Да, он был участником тех событий и странным образом считал себя причастным ко Дню Победы. Хотя, скорее всего, этот день был для него не только всеобщим праздником, но и просто поводом надеть свои награды.
Я очень сожалею, что в своё время не расспросил у него про те «события». Но не было у меня тогда такого интереса. Сейчас вот появился, да. Узнать историю из уст очевидца и непосредственного участника. Да тестя уже нет. Такая вот проблема всегда…
С возрастом стал дед несколько ворчлив и капризен, как и все старые люди. На этой почве были у меня с ним очень неприятные моменты, за которые мне стыдно. Нельзя повышать голос на стариков, а с моим характером сдерживаться крайне трудно. Хорошо, что жена оказывалась как раз рядом – разводила.
Последние несколько лет стал тесть жаловаться на сердце. По началу все вокруг начинали сразу суетиться. Таблетки?! Доктора?! Может ляжешь?! Но потом суета эта улеглась, и хватание тестя за сердце стало делом почти привычным. Все уже знали – это скоро пройдёт. И оно прошло…
Однако из-за проблем с сердцем дед был вынужден отказаться от любимого занятия – поездок в деревню под Рыбинском, где у тёщи до сих пор сохранился дом, а сама тёща родом из этой деревни.

Маша – это наша племянница. Она же – любимая внучка деда – Леонида Григорьевича. Так получилось. Нет, своих остальных внучек дед так же любил, но с Машей… С Машей был случай особый. Вероятно в силу того, что Маша росла без отца, она с особой силой была привязана к деду. И дед так же особенно выделял её. Называли они друг-друга очень нежно – Маня и дюдя. И всё бы было хорошо, да вот виделись они только несколько недель в году, когда Маша приезжала из Германии на каникулы к деду.

Надо добавить, что отношения между моей женой и тестем были так же особого свойства.
Когда тёща обнаружила, что беременна во второй раз, то решила сделать аборт, мол – им двоих детей не прокормить. А тесть категорически возражал – где есть один ребёнок, быть и второму. Ничего – прокормят и вырастят. И нет ничего удивительного в том, что Леонид Григорьевич занимался воспитанием младшей дочери с особым усердием.
И всё бы ничего. Ситуация то вполне житейская. Да вот вышел казус. Когда тесть с тёщей в очередной раз чего-то не поделили, тесть возьми да напомни тёще про тот несостоявшийся аборт. И это в присутствии младшенькой, тогда уже достаточно взрослой девицы.
Одна эта неосторожная фраза моментально изменила отношения в семье. Моя жена живо представила себе, что её могли выскрести из чрева матери и бесформенным куском несформировавшейся плоти выбросить на помойку. И всё это по желанию родной матери.
С того момента отношения между моими будущими тещей и женой резко охладели. Со стороны моей жены, конечно.


Последние три года из-за проблем с сердцем дед был вынужден на лето оставаться в Крыму. Обычно же летом они с тёщей выезжали в деревню.
Раньше такие поездки имели свой смысл. Так тесть с тёщей спасались от крымской жары. Но теперь… Теперь тёща одна на месяц-два уезжала в деревню (дом нуждался в регулярном уходе), а тесть оставался в Крыму. Чтобы не загнуться от жары, он купил в квартиру кондиционер (опять волшебная коллекция помогла) и переживал жару в квартире, порой сутками не выходя на улицу.

В тот год лето в Крыму выдалось особенно жарким. Тёща уже собирала вещи в деревню, но до отъезда было ещё далеко - прежде к ним должны были приехать Маша с мамой. Мама – она же старшая сестра моей жены – Женя.
Из Германии в Крым добирались мы тогда по одному маршруту – сначала поездом до Киева, а затем ближайшим симферопольским поездом до Джанкоя. А уж оттуда – электричкой.
Самый сложный этап – по прибытию в Киев купить билет на симферопольский поезд. Особенно – в летний сезон. Поэтому любая такая поездка превращалась в небольшое приключение. И всегда в воздухе витал вопрос – а что делать, если билетов не будет?!
Но как-то всегда обходилось.
Связь в то время была никудышная. Мобильниками тогда ещё не обзавелись. Женя при каждой возможности названивала из автоматов в Крым, а мы из Германии тоже звонили в Крым и узнавали об их передвижении.
Так мы узнали о том, что на поезд, который останавливается на Урожайной, взять билеты им не удалось. Но на этот поезд взять билет вообще – редкая удача. Нам лишь один раз повезло.
Они взяли билет на следующий поезд, и теперь им предстояло пересаживаться в Джанкое на электричку.
В принципе в этом не было ничего особенного. Да, это нелегко, с тяжёлыми чемоданами бегать по необорудованным перронам, по жаре, да в постоянной давке. Но все мы прошли этот маршрут уже не раз и ни каких особых волнений быть не должно было… Однако моя жена уже начала нервничать. Как там Маша?!
Звонит в Крым. Теща рассказала, что электричка из Джанкоя приходит в 4 дня и ей уже скоро выходить встречать. Дед всё время жалуется на сердце. Жара невыносимая на улице. Плюс 37. Но в квартире нормально, хотя кондиционер работает на пределе. Как бы не сломался. Так что в половине пятого уже все будут дома. Звоните.
Жена нервничает. А я – слишком толстокожий. Чего переживать?! В первый раз, что ли?!
Жена звонит снова. В этот раз трубку берёт Леонид Григорьевич. Да, бабушка уехала встречать. Как дела? Да вот сердце сегодня сильно ноет. К доктору?! Так ведь по такой жаре не дойти. Скорую? Ну-ну, не всё так плохо, но если будет хуже – то конечно, вызовет скорую.
Так они тихо поговорили. Жена повесила трубку.
Звонит через полчаса. Женя с Машей уже должны быть. Но трубку ни кто не берёт. Жена заметно нервничает. Что-то эта нервозность передаётся и мне. Почему ни кто не берёт трубку?!
Говорю – не надо так волноваться! Дед, быть может, принял валидол, или корвалол и лёг отдохнуть. Электричка могла задержаться. Таксиста не нашли – идут пешком. Да мало ли чего?! Не надо звонить каждую минуту, деда дёргать и себя изводить. Позвони через полчаса и всё узнаешь.
Звонит через полчаса. Там взяли трубку.
- Мам, как там….- и слова оборвались. Секундная пауза длинною в жизнь – МАМА!!! Как ты могла???!!!
И в этом, полном нелепого упрёка выкрике, сразу вся правда – тестя больше нет. Жена бросает телефон и падает на кровать, зарываясь подальше от всех в подушки и уже не сдерживая рыданий.
От потрясения я сажусь на стул. Что делать?! Как утешить? Да и какие тут к чертям утешения?!
Но позвольте, а как там МАША?! О Боже, Боже!! Как же там Маша?!
Мне ясно представилась картина их приезда. Вот они открывают ключом дверь, Маша врывается как вихрь в тёмный коридор с криком – Дюдя, Дюдя, это я приехала!!! Забегает в зал, а там…
Вот и увиделись…
А может, всё было совсем иначе? Может всё же дед вызвал скорую, и та забрала его в больницу?
Да, так бы было лучше.
Но подробностей того дня мы так и не узнали. Спрашивать – язык не повернулся. Даже сейчас.

Прошло уже много лет. Всё успокоилось и улеглось. И… моя жена наконец примирилась со своей мамой.




Прошу прощения за возможные нагромождения.
В это раз столкнулся с неожиданной проблемой. Крайне мучительно выбирать - как прописывать родственников. Тесть, или папа жены? Сестра жены, или своячница? Нет проблем написать подробно, но тогда получится громозко. Если писать упрощённо, то можно легко запутать читателя - где чей родственник.
Надо буде подсмотреть - как там у "великих" с этим вопросом.
  • Жалоба
Спасибо , Вадим. От души
  • Жалоба
...
  • Жалоба
В поддержку хорошего автора в сложном вопросе:

«О мёртвых либо хорошо, либо ничего, кроме правды»

(первая найденная ссылка - https://pikabu.ru/st...nteksta_4401097)
  • Жалоба

nrash (25 Июнь 2018 - 18:04) писал:

Спасибо. Интересно.
  • Жалоба
Показалось, что в этом эпизоде композиция немного подвела. Вступление длинновато, что откликается на теме рассказа.
  • Жалоба

Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Октябрь 2018

П В С Ч П С В
1234567
891011121314
1516171819 20 21
22232425262728
293031    

Новые комментарии